Дом и участок Строим дом Баня и сауна Экономия Страны Истории

 

Михаил Кожухов: «Я человек лесной, а не городской»

Мир для него — карта странствий, тайга открывает ему свои суровые объятия, англичане посвящают в друиды, а мы с упоением смотрим его прекрасные авторские программы о путешествиях и всякий раз чувствуем себя участниками увлекательных ТВ-экспедиций. Сегодня у нас в гостях неутомимый исследователь, журналист и просто охочий до жизни человек Михаил Кожухов.

— Михаил, большинство Ваших программ на ТВ носят названия, связанные с путешествиями, с нашей планетой. Откуда эта страсть к перемене мест и интерес к чужим культурам? Может, она родилась из детских впечатлений, из книг о приключениях, или это просто мужская потребность быть своего рода первооткрывателем, искателем?

— У меня три гипотезы на этот счет. Во-первых, есть семейная легенда о том, что одного из моих прадедов купила русская семья на базаре в Саратове за три рубля у цыганского табора и воспитала.

— То есть у Вас гены кочевника?

— Может быть, и это сказывается. Но цыганского осталось очень мало. Вторая гипотеза связана с «исследовательским рефлексом», который в свое время обнаружил академик Павлов. Это когда перед носом у любого живого существа перемещается предмет (например, бантик перед носом котенка, блесна в воде на виду у щуки), и живое существо следит за этим движением. По-видимому, «исследовательский рефлекс» у одних выражен больше, чем у других. Скорее всего, у меня он развит особенно. И третья гипотеза: я Стрелец по гороскопу, а этому знаку положено много путешествовать и умереть не в своей постели. Чтобы работать в журналистике, нужно обладать одним необходимым качеством: любопытством. Любопытством и интересом к миру и к людям.

— А Вас радует природа нашего края или больше привлекает экзотика далеких стран?

— Конечно, радует! Безусловно, есть какая-то метафизическая связь между человеком и природой того места, где он родился. Мне гораздо милее Сибирь или Дальний Восток, чем, например, Малазийское побережье с пальмами.

— А что Вас особенно радует в родной природе? Например, комфортно ли вам живется русской зимой?

— Я скажу, что мне гораздо комфортнее живется русской зимой, чем русским летом. И мне кажется, что лес под снегом — это одно из самых красивых явлений природы на белом свете.

— Любите зимние прогулки?

— Просто прогулки не особенно. Я все-таки прагматичный человек. Например, несколько раз замечал за собой, что когда иду по лесу, то инстинктивно ищу грибы, даже в тот сезон, когда их еще не должно быть.

— Значит, Вы грибник? Любите собирать грибы?

— Да, люблю. Дело ведь в том, что я всю жизнь сплавляюсь по горным рекам. Я это делаю профессионально, потому как занимаюсь этим уже так давно, что это переросло из увлечения в потребность. Поэтому я себя очень хорошо чувствую в лесу, в тайге. Намного лучше, чем в городе. Мне там все понятно, я умею все, что должен уметь делать человек в тайге. Например, могу развести костер под проливным дождем, я для этого хорошо подготовлен. Для меня пребывание в этих местах — это как необходимая подзарядка «батареек». Каждый год весной у меня начинается некий «зуд» охоты к перемене мест. Я уже живу предвкушением сплава, я начинаю готовиться очень серьезно, выбирать маршрут. И наконец, это происходит. Могу сказать, что за свою жизнь я пропустил два или три сезона максимум. Поэтому я лесной человек, а не городской.

— Вы сказали, что существует некая метафизическая связь между человеком и природой. Как Вы считаете, может ли человек научиться слушать природу, вновь освоить язык общения с землей, растениями и животным миром, как это было в древности?

— Пару лет назад в Англии в Стоунхендже я был посвящен в друиды. Я отношусь к этому, естественно, с некоторым юмором, но положение обязывает ответить на ваш вопрос утвердительно (улыбается).

— А что Вас особенно радует в окружающей действительности? Что вызывает у Михаила Кожухова настоящую добрую внутреннюю улыбку?

— Отсутствие придурка-начальника, очень вкусная еда, интересный собеседник и яркие ощущения.

— Сами любите готовить вкусную еду или любите, в основном, тестировать?

— И то и другое. Я и сам люблю готовить, могу приготовить практически все, кроме выпечки. Другое дело, что в большинстве случаев я скорее помогаю жене, особенно когда приходят гости. Более того, я помогаю с радостью. Для меня это не наказание, а удовольствие. Но есть несколько блюд, которые я традиционно делаю сам. Это, прежде всего, рыба, потому что я рыбак. Мясо, конечно, как все мужчины это делают. Есть и такое блюдо, его делала моя бабушка: тушеная острая свекла. Печеная паприка, рецепт которой привезла когда-то моя мама из Сербии. Ну, есть еще два-три моих эксклюзивных блюда.

— Ох, как аппетитно Вы рассказываете! А на свежем воздухе вкус этих блюд раскрывается намного ярче. Наверняка в загородном доме, где Вы живете, бывает много гостей. Любите приглашать?

— Да, люблю. У нас очень часто бывают гости.

— А дом свой сами строили или покупали готовый вариант?

— Я купил коробку под крышей с окнами и с дверями, а все остальное сделал сам.

— Как много времени заняла отделка и устройство обстановки? В какой стилистке представлен Ваш дом?

— Это произошло довольно быстро. На все мне понадобилось меньше года. И я бы определил жанр этого дома как: «большая дача». Его нельзя назвать коттеджем, это дом из бруса, где в отделке много дерева.

— Некоторые считают, что деревянный дом теплее каменного или кирпичного, что его проще прогреть в холодное время года. Вы, как владелец «большой деревянной дачи», согласны с этим мнением?

— У меня дом очень холодный, потому что строили его абы как. Когда я приступил к отделке, я не знал о реальном количестве огрехов, поэтому у меня было много проблем: и замерзала вода, и лопались трубы, и текла крыша — словом, хлебнул я горя по полной программе. Но дом этот я очень люблю, и в Москву уже ни за что не вернусь ни в какой кондоминиум, ни в какие подъезды с кактусами и зеркалами. Мне тесно, противно в городе, а тут я получаю удовольствие от тишины, от того, что я могу пяточкой потрогать росу на траве, от сугубо мужских обязанностей домохозяина, от того, что надо нарубить дров, приколотить забор — меня это все радует.

— Чем греетесь в своем доме? Газом, электричеством, дизельным топливом?

— У меня газовое отопление. К сожалению, после того как у меня замерзли трубы, я не смог поставить «русское» отопление, не связанное с электричеством, потому что это потребовало бы замены диаметров всех труб. И у меня стоят импортные котлы. Это очень уязвимые приборы, потому что их создатели не предвидели, что давление газа может падать, напряжение может падать. Я бы мечтал об обычном автоматическом газовом котле, который можно периодически выбрасывать и покупать новый, который бы работал по-русски, а у меня он работает по-французски. И мне пришлось для этого ставить генератор, ставить автоматический запуск генератора на тот случай, когда отключают свет. Это дополнительные хлопоты и дополнительные деньги, дополнительное обслуживание.

— А как насчет земледелия? Осваиваете?

— Да, конечно. У меня 12 соток земли, и я каждую весну отправляюсь по рынкам, покупаю какой-нибудь очередной кустик, сажаю и очень за него переживаю. Но, как и все Стрельцы, я не способен долгое время заниматься одним и тем же делом, а сад требует тщательности. Поэтому меня хватает ненадолго, и все это заканчивается тем, что я нанимаю таджикского брата по разуму.

— И все же, это исключительно сад или у Вас там есть огородик, где, может быть, супруга выращивает зелень?

— Да боже упаси! Это сад, где растут яблони, и я собираю яблоки, варю варенье, делаю сок. Есть малина. Вот в прошлом году посадил какую-то новую кустовую малину, и мне очень интересно, что из этого получится.

— Любите ли привозить из поездок что-то для дома?

— Конечно, люблю, кто же этого не любит! Это может быть все что угодно, что-то красивое, напоминающее о тех местах, где я побывал: деревянная фигурка, маска, керамика...

— Вы сказали, что увлекаетесь рыбалкой. Где предпочитаете рыбачить?

— Я ловлю на сплаве, в горных реках.

— Какую самую большую рыбу поймали в своей жизни? Как приготовили?

— Самую большую рыбу я поймал в Намибии. Это была акула весом 60 кг. Но я из нее ничего не готовил, я отдал ее рейнджерам.

— Михаил, Вы потрясающий рассказчик и пишущий журналист. Не было желания написать книгу о путешествиях?

— Ну, одну книгу я написал — про Афганистан. А если говорить о книгах, посвященных путешествиям, то надо сказать, что я пришел на телевидение из газетной журналистики, и письменная журналистика — это занятие гораздо более квалифицированное, сложное. Поскольку я много лет проработал пишущим журналистом, это выработало во мне высокую требовательность к текстам. И поверхностность моих впечатлений и общения, которая наблюдается в силу технической необходимости на телевидении, не дает мне уверенности в том, что я напишу так, как мне бы хотелось.

— Что Вам особенно запомнилось из культуры дома и быта в традициях тех странах, где Вы побывали?

— Я проехал около ста стран, и мне довольно сложно ответить на этот вопрос. Но, наверное, если говорить именно о культуре дома, то самое яркое впечатление у меня связанно с Бали. Многие люди ездят на Бали, лежат целыми днями на пляже, а потом приезжают и говорят, что им не понравилось. Но лежать на пляже — это самое бессмысленное занятие на Бали! А самое правильное, что нужно сделать — это попроситься в любой дом и попросить хозяина рассказать о том, как там все устроено, о жизненном укладе его обитателей, о семейных традициях — это невероятно интересно. Все дома на Бали внешне абсолютно одинаковы, но их внутреннюю конфигурацию определяет традиция. У каждого члена балийской семьи есть ежедневная ритуальная обязанность, связанная с домом, связанная с религией и богами, с ушедшими родными — это все очень сложная система, в которой существует балиец задолго до своего рождения и вплоть до самой смерти. Когда в семье рождается ребенок, то отец должен закопать детское место новорожденного во дворе дома и построить над ним некое святилище, поскольку на Бали верят, что вместе с человеком рождается его духовный двойник, которого мы в христианстве называем ангелом-хранителем. И этот двойник нуждается в поклонении, в дарах, чтобы обеспечить своему подопечному жизнь без бед. Всё, что происходит в доме балийца, продиктовано требованиями религии. Это очень интересно.

— А как Вы считаете, если сравнить Россию и другие страны, то можно ли сказать, что у нас вырождаются традиции и культура дома, семьи? Забываем ли мы наши корни?

— Вы знаете, если говорить о стране в целом, то, на мой взгляд, народы, населяющие Россию, сейчас наоборот жадно вспоминают забытые традиции. Я недавно был в Бурятии и увидел, что там идет расцвет народной памяти. Там празднуются забытые десятилетиями праздники, люди возвращаются к своей религии: к буддизму. А вот у нас, у русских, к сожалению, это в меньшей степени развито. Мы все больше и больше втягиваемся в процесс глобализации. Вроде очень много хороших изменений, но в то же время много и плохого. Меня самого занимает вопрос: в чем же состоит технология национального возрождения? Я не знаю ответа.

— Кроме Бали есть еще масса стран, где люди сохраняют национальные черты в фасадах домов, в их интерьерах. Как Вы считаете, не слишком ли мы удаляемся от традиционного представления о русском загородном доме? Или пусть строят как хотят?

— Да, мне кажется, пусть каждый строит свой дом как хочет. И я не знаю, к сожалению или к счастью, но процесс внедрения нового, нетрадиционного неизбежен. Это как в русском языке. Нравится нам то, что с ним происходит с появлением иностранных слов или нет — это так как есть и так должно быть. Когда я об этом думаю, то представляю, как горевали римляне, когда великий Рим, который казался вечным, переставал существовать. Это произошло не за один день, на это ушли столетия. Но, тем не менее, это произошло. Однако на этом месте продолжают жить счастливые люди. Они по-другому себя называют, говорят на других языках, но главное, что они счастливы.

— Михаил, наш номер выходит в марте в канун женского праздника 8 марта. Что пожелаете нашим прекрасным читательницам, хозяюшкам?

— Берегите мужчин. Без них вам будет еще хуже!

Анастасия Такки

опубликовано: "Загородный дом" №3(2012)


Другие статьи по схожей теме в левом меню «В тему».