Дом и участок Строим дом Баня и сауна Экономия Страны Истории

 

Латвия строит

Строительный бум сменился застоем. Не слышно грохота забиваемых свай, не видно работающих подъемных кранов, не растут ввысь отделанные разноцветной плиткой веселенькие этажи. А может, оно и к лучшему? Потому что так, как строили у нас в „жирные годы" — халтурно и наспех, — строить нельзя. Счастливые люди въехали в новострой, смонтировали мебель и… оторопели. Дверцы секции не закрываются. С мебелью в кухне та же история, а в спальне раздвижная стенка шкафа–купе сама ездит по "рельсам"… У других через два месяца после новоселья стены покрылись какой–то гадостью. Вызвали специалиста, тот сказал: „Грибок у вас завелся — стены надо менять". Двадцать лет дом стоял без окон, без дверей, омываемый дождями, обдуваемый семи ветрами, и на пике бума его решили достроить и продать. Достроили и продали… В рядном загородном поселке вдруг изо всех щелей хлынула вода — из люстр, из окон, из розеток. Оказалось, проект выполнен с грубыми ошибками, а вдобавок застройщики неправильно сделали изоляцию крыши. Жильцы вложили в первый взнос все, что у них было, и заселились. Влезли в кредит. Сегодня восстановление справедливости требует денег. Денег нет…

Похожих случаев в нашей маленькой и на удивление дорогой стране — масса. А сколько еще бытовых драм выплывет из–под нарядных занавесок в самые ближайшие годы! Ведь жилье люди выбирали по красивой картинке и платили вперед.

А потом столкнулись с суровой реальностью: некачественные отделочные работы, серьезные огрехи в инженерных сетях, трещины между несущими и ограничивающими конструкциями, неграмотная установка вентиляционной системы, несочетаемое сочетание стройматериалов…

Современные постройки — это в основном конструкции из монолитного железобетона, каменной ваты и утеплителя из пенопласта — в итоге дом не дышит, а иногда накапливает конденсат и промерзает. В строительстве используются синтетические материалы, образующие в воздухе испарения десятков химических веществ! Все это способно в прямом и переносном смысле отравить существование не одному поколению жильцов.

Недавно в компании познакомилась с проектировщиком одной из рижских фирм. Лариса (назовем ее так) в советское время была ведущим специалистом в институте „Военпроект", где проектировали жилые дома и детские сады, казармы и бомбоубежища. Сейчас профессионалов такого класса днем с огнем не сыскать. Архитекторы, конструкторы, проектировщики последних лет в массе своей молоды, неопытны и недостаточно компетентны, что, впрочем, до недавних пор не мешало им зарабатывать бешеные деньги.

— Как–то меня пригласили на собеседование в одну фирму, — рассказывает Лариса. — Беседуем с хозяином о профиле его компании, он спрашивает, имела ли я дело с лестницами. Я отвечаю: конечно, что там сложного — косаур да ступеньки накладные! Он долго молчал, а потом тихо вымолвил: „Вы первый человек, который знает, что такое косаур". А ведь это элементарная строительная терминология!

Руководителем группы нам назначили 24–летнего выпускника вуза, никакого главного инженера за ним нет, и расчеты, в принципе, проверить некому. Правда, сертифицированный специалист должен поставить штамп о принятии проекта. Штампик этот тянет на определенную сумму: платишь — тебе его ставят. Сквозь пальцы смотрят на твой проект и в Buvvalde: подмажешь — поставят подпись, нет — будут тянуть время. У всех время — деньги, поэтому обычно подмазывают.

Где–то схалтурили, где–то недосмотрели, там недосчитали, здесь ошиблись… Но проект согласован — заказчик доволен, идет нанимать строителей. Начинается стройка. А строители–то тоже не лыком шиты: им надо побольше заработать. И начинается экономия, помноженная на головотяпство. Здесь на арматуре сэкономили, там пришел пьяный строитель — не доложил материала, а прораб это все не проконтролировал. Приходит технадзор, спрашивает: а где у вас то, почему нет этого? Ему быстренько компенсируют неудовольствие — вопрос решен. Так что в наше время все решают не кадры, а деньги.

— Когда я работала на опалубке, — продолжает Лариса, — пришел ко мне один прораб и рассказывает: построили в Задвинье жилой дом, весь из стекла. Пока возводили, он уже весь покосился. И окна ставить нельзя — везде перекосяк. Раньше все было централизованно, а сейчас одна фирма делает расчеты по окнам, другая — по лестницам, третья — по перекрытиям, и никто ни за что не отвечает. Как у Райкина, помните? Костюм сшили кривой, а виноватых нет, потому что узкая специализация и коллективная безответственность.

Иной раз перекрытия прогибаются, потому что неправильно рассчитали толщину плиты, арматуру, ту же нагрузку. Одно дело нагрузка в квартире, другое — в производственном цехе или торговом зале, где масса людей и оборудования. А при этом заказчики уже заплатили 2 миллиона за интерьер, на внешнюю отделку модного дизайнера нанимали! Или другой пример. Люди „вложились" в загородное жилье еще до начала строительства. Спустя время приезжают, так сказать, принимать объект. Подключают технику в розетку, а розетка… выскакивает прямо на улицу. Значит, стены в этом доме из регипса, не иначе. Как в Америке — картонные домики, которые в бурю просто складываются.

Видимо, так строить выгодно — во–первых, экономно, во–вторых, чем раньше развалится — тем быстрее вы прибежите заказывать новый домик. Это в советское время строили надолго, а сейчас — задача обратная. Надо быстренько построить, получить деньги и бежать строить дальше. Конечно, многие строят хорошо, качественно, но для покупателей это рулетка — как попадешь. Думаю, кризис приведет всех в чувство. Такого бума уже не будет. Ведь люди, готовые покупать новую недвижимость, фактически брали кота в мешке — они платили вперед, не зная, каким окажется результат.

— Но неужели сейчас нет никаких ГОСТов?

— Стандарты есть, но далеко не советские ГОСТы, к сожалению. Эти нормы не с потолка брались, над ними целые институты работали. Сейчас, например, не редкость фундамент глубиной в 40 сантиметров. Это немыслимо! Раньше фундамент рассчитывали согласно глубине промерзания: для Латвии она была 90–110 сантиметров — в зависимости от грунта. Для исследования грунта нужна „геология". Если грунт насыпной, то метровый фундамент ты не поставишь. И если болотистая местность и грунт с органическими вкраплениями — тоже. Но застройщики на „геологии" экономят. Спрашиваешь, какой у вас грунт, они отвечают — хороший. Но это не категория. Фундаменту нужен устойчивый грунт.

Бывает, грунтовые воды очень высоко — если не установить дренажную систему, дом весной может просто поплыть. В прошлом году вышло постановление КМ о запрете строить близ озера и реки, если нет возможности поставить отвод воды. Удовольствие это очень дорогое.

Вот у меня был объект в центре города. Дома стоят буквой „П" — три старых жилых дома, а моя задача — втиснуть внутрь новый. Грунты там отвратительные, и вода высоко: подвалы старых домов затопленные. Правда, плохой грунт можно убрать и сделать насыпной вместе с уплотнением. Но все упирается в большие деньги. Из такого расчета и сделала проект: предусмотрела не забивные сваи, а вкручивающиеся, и удерживающий металлический каркас. Но будет ли застройщик уплотнять грунт? Не уверена.

От этой внутриквартальной застройки часто страдают соседние дома — их фасады идут трещинами. По науке, на эти трещины надо ставить специальные маячки: если швы увеличиваются, необходимо срочно принимать меры к усилению стен и фундамента. Но вряд ли кто–то отслеживает эти процессы.

Все расчеты нужно привязывать к грунту, ландшафту, теплопроводности, климату. Например, для небольшого 2–этажного дома в нашем климате толщина стены должна быть 51 сантиметр — то есть два с половиной кирпича. Если дом 9–этажный, то норма для несущих стены на первом этаже — 77 см, а чем выше — тем меньше, потому что там меньше нагрузка. И такие нормы были всегда. Но сейчас они не соблюдаются из–за экономии. Толщина стены в новостройках бывает и 25 сантиметров. Что заказчик требует, то проектировщик в расчет и закладывает.

— Я считаю, эту волну с якобы прогнившими „серийками" в свое время нагнали специально, чтобы люди переселялись в новостройки или вкладывали в утепление своих домов, — говорит Лариса. — И не надо ссылаться на Лужкова, который убирает „хрущевки": эти дома вовсе не разваливаются, а просто морально устарели. Лужков может позволить себе снести старье и на его месте поставить хороший 25–этажный дом…

…Недавно в латышской газете Nedela наткнулась на сравнительный анализ качества старых и новых домов. По мнению специалистов кафедры гражданского строительства РТУ, панику о якобы аварийном состоянии советских построек подняли преждевременно. Все утверждения о том, что век панельных домов — 50 лет, не имеют под собой оснований: нет в нормах таких цифр! Латышские инженеры уверяют: бетон „русских времен" был крепче, с бОльшим запасом прочности, так что все байки о том, что Пурвциемс и Плявниеки вот–вот обвалятся, — чистая глупость. Куда опаснее, по их мнению, жить в новостройках: строители на дорогом бетоне экономят, панели часто положены на краешек в 5 миллиметров, швы заделаны наспех.

По словам члена правления Латвийского союза строительных инженеров, сертифицированного специалиста Гунтара Штернса, современные новостройки очень различаются по качеству — от спроектированных по всем правилам до таких, которым нельзя дать и пятилетней гарантии. Первые частные поселки были построены без исследования грунта, дома возведены без теплотехнических расчетов, крыши положены как придется.


Другие статьи по схожей теме в левом меню «В тему».